Джулия Либур. Принц Пяти Королевств
Джулия Либур

Название сайта

3

Во дворце их уже ждали. Молва бежала впереди героев. У ворот Эндимора встречали королева Амата и их дочь Кена. Аргельм только взглянул на Кену, как сразу понял, что сердце он потерял. Да и Кена вся закраснелась, когда увидела его. Что не удивительно, Аргельм был красивым юношей. 

 

Когда улеглись эмоции, переполнявшие всех, Эндимор пригласил Аргельма на разговор. Он предложил воину стать у него начальником стражи для начала. До сей поры у Эндимора был только военный отряд. Но пока не появилось чудовище это было больше для порядка. Сейчас же король хотел, чтобы отряд был более обученным и организованным. Аргельм радостно согласился и тут же смутился от того, как явно он показал свою радость. Эндимор сделал вид, что не заметил этого. Он хотел понаблюдать за юношей.

 

Но в первую очередь, надо было проверить куда делись три мага, и были ли они единственными заговорщиками. Аргельм отправился с отрядом на поиски. Конечно он взял с собой не только воинов, но и первородных магов. Три колдуна были очень серьёзными противниками, даже несмотря на то, что с их монстром удалось справиться. Они, оказывается, разделились. Селяне подсказали куда направились двое мятежников. А третий, исчез, как будто растворился.  Отряд двинулся по следам двоих. Аргельм понимал, что он, даже представить не может, на что способна эта парочка. Поэтому воин разработал план, как не попасть в ловушку и действовать при нападении.

 

Передвигались они тихо. И впереди, по бокам и сзади двигались волшебники. Они создавали как бы щит невидимости. И только благодаря этой предосторожности им удалось сохранить отряд. Они ехали по тропинке, как вдруг, первый волшебник стал двигаться медленнее, а затем и вовсе остановился. Он почувствовал, чьё-то присутствие. Волшебники вглядывались в окружающий их лес, но видели лишь деревья. Однако окружающее их пространство так явственно излучало присутствие чей-то энергии, что это почувствовали даже воины далёкие от магии. 

 

И вдруг воздух полыхнул огнём. Волшебники были наготове и сразу поставили защиту. Но вспышка была настолько сильной что у стоявших ближе даже подпалило волосы. Волшебники, ехавшие в авангарде, поняли откуда был нанесён удар и начали наносить удары в том направлении. В ответ тоже посыпались удары. Те маги, что были сзади двинулись в обход под прикрытием деревьев, по заранее составленному плану.

 

Авангард вынуждал невидимых магов сражаться, показывая отряду их расположение и этим держал их на боевой позиции до тех пор, пока колдунов не обошли с тыла. Для мятежников это было настолько неожиданно, что они стали видимыми. Не сказать, что их легко было победить даже после этого. Видно долгое нахождение у дверей Хаоса дало им много энергии. Сражались они отчаянно и сдаваться в плен отказались наотрез. Но силы были всё равно на стороне отряда Аргельма. Тела магов отряд взял с собой, чтобы похоронить. Как бы там ни было они были волшебники, хоть и ставшие тёмными.

Расспросы местных жителей про третьего мага ничего не дали. Видно, они разделились с самого начала. И куда он делся никто не знал. Аргельм разослал воинов во все концы Волшебных Краёв. Однако разведчики возвращались ни с чем. Помочь им готовы были все, но, к сожалению, нечем.

 

Эндимор был в целом доволен походом Аргельма. Один маг всё-таки уже не представлял такой угрозы, хотя, безусловно, был очень силён. Аргельм честно признался, что если бы магов было трое, то ещё неизвестно смогли бы они победить их или нет.

Понятно, что оставшийся маг не успокоится. Но он в любом случае уже не сможет проводить такие мощные магические ритуалы, как это делали они втроём. Сторонников у него тоже, наверняка, нет. Потому что если бы они были, то присоединились бы к мятежникам, когда они были сильны. В любом случае Аргельму доложат о любых странных случаях в Королевстве.

Эндимор пригласил Аргельма на ужин, чтобы отпраздновать эту победу. За ужином Аргельм, казалось не замечал, что он ест. Он то не спускал глаз с Кены, то вдруг вспомнив о приличиях сидел, не поднимая глаз от тарелки. Кена тоже, то начинала оживлённо болтать, то вдруг смущалась и замолкала. Амата с Эндимором делали вид, что не замечают происходящее.

После этого ужина весь дворец исподтишка любовался как трепетно росли чувства Аргельма и Кены. Садовники отворачивались, когда Аргельм с утра срывал только распустившуюся розу. А горничные выбегали из комнаты, когда он взбирался на балкон, чтобы положить эту розу на столик, за которым Кена обычно сидела. Служанки старательно не замечали оброненные платки, перчатки или забытые книги. В общем дворец наслаждался, а Эндимор с Аматой терпеливо ждали пока все классические стадии влюбленности будут пройдены юной парой. 

 

А тут и пир подоспел в честь победы. На торжество съехались наряженные гости. Толпы красивых девушек вились вокруг Аргельма, которому ореол героя придавал особую привлекательность. А Кену атаковали поклонники, каждый из которых мечтал о принцессе. Но влюбленные смотрели только друг на друга и даже ревность не смогла проникнуть в их сердца, настолько они были заполнены нежными чувствами.

 

Наверное, Аргельм, как истый рыцарь, ещё продолжал бы свои романтические ухаживания, но к более решительным действиям его подтолкнул брачный посол, который, вскоре после бала, прибыл просить руки Кены для своего господина. Вернее, он приехал узнать обстановку и отношение королевской четы к соискателю и попросил аудиенцию на завтра. В тот же вечер Аргельм признался Кене в любви попросил разрешения посвататься к ней. Кена краснея дала своё согласие.

Аргельм, не откладывая дела в долгий ящик, вечером, во время очередного доклада, так же чётко доложил о своих чувствах королю. Эндимор встал, прошелся к окну, затем спросил:

 

- Мой друг, ты даёшь мне слово, что моя девочка будет с тобой счастлива?

- Да, Мой Господин. Я отдам за Вашу дочь и душу, и сердце, и жизнь, если потребуется.

- Я переговорю с королевой и со своей дочерью.

 

Свадьбу играли два месяца спустя. Через год у них родился первенец. А всего у Аргельма и Кены было пятеро детей: четыре сына и одна дочка.

Через пять лет после их свадьбы Эндимор и Амата, по наставлению Богов, оставили дочери с зятем королевство и ушли создавать Радгард. Город просветлённых волшебников. Город для тех, кто избрал путь духовного развития и хотел покинуть всё мирское. 

 

Уходя, Эндимор короновал Аргельма. Корона была выкована гномами из золота, которое подарил Дехеб. Кроме того, каждый из Богов подарил по драгоценному камню для этой короны. Димела отдала свой изумруд, который ей вернули после битвы Эндимор и Аргельм. Нактис подарила Сапфир. Эльдур подарил Рубин. Тарме подарила Жёлтый Топаз. А Дехеб кроме золота подарил ещё и Алмаз. Подарок Богов был конечно особый. Корона оберегала Волшебные Края. Изнутри короны имелась надпись на языке Богов. Язык этот нельзя было изучить или расшифровать. Боги его давали сами. И в трудные времена король, одевая её, мог получить помощь. В счастливые времена она находилась в королевской сокровищнице. Аргельм помнил историю с Изумрудом Димелы, поэтому корону хранил бережно.

 

Через двадцать лет Волшебные Края разрослись и стали просто огромным королевством. Аргельму и Кене становилось всё труднее управлять им. Посовещавшись с Богами они решили разделить для начала королевство на пять провинций, по числу своих детей. Каждый из них получил по провинции в совместное с королевской четой управление. Так они учились правильно и грамотно управлять. И когда наследник или наследница достигали 25 лет он или она вступали в управление своей провинцией полностью, и она становилась отдельным королевством. 

 

Бран получил Солнечные Долины. Горд – Жёлтые Барханы. Арбуст – Зелёные Дубравы. Фидда получила провинцию Морозной Луны. И Дэту достались Три моря. Выбор не был случайным. К тому же Фидда нашла свою любовь. В провинции Морозной Луны проживали в основном снежные Эльфы. Один из них и стал её мужем.

 

Когда все дети вступили в полное владение своими царствами и обзавелись семьями, Аргельм и Кена вздохнули с облегчением.  Они смогли исполнить наказ Первого Короля и были счастливы. Их дворец всегда был наполнен шумом и детскими голосами. Там всегда гостил кто-то из внуков, да и дети частенько приезжали, чтобы посоветоваться.

Одно омрачало сердце Кены. Сама она была бессмертной и вечно юной. А вот Аргельм был смертен. Она меняла свою внешность чтобы выглядеть более зрелой, поддерживала здоровье и жизненные силы Аргельма, но природу не обмануть. И настал День Скорби. Искренним плачем провожали семья и народ своего Короля в последний путь. А потом и сама Кена попрощавшись с детьми и внуками ушла к отцу в Радгард.

 

Пять королевств теперь было в Волшебных Краях: Царство Солнечных Долин, Царство Жёлтых Барханов, Королевство Зелёных Дубрав, Королевство Морозной Луны и Царство Трёх Морей. Братья и сестра оставили родительский дворец как резиденцию для сборов. Находился он в Царстве Солнечных Долин и это было удобно. Собирались они часто, потому что любили друг друга и любили родительский дворец, где провели счастливое детство.

 

Но корону они решили передать на хранение Фидде, в Королевство Морозной Луны. Снежные Эльфы выделялись особой строгостью в исполнении законов и трепетным отношением к королевской власти. Тем более, что в мирные и счастливые времена одевать её не надо было. Да и для коронаций в каждом королевстве была своя корона. А эта корона была больше реликвией, памятью о Богах-Создателях и славных подвигах Первого Короля.

Правили дети Аргельма и Кены долго, разумно и счастливо. Затем правили их дети. А несколько поколений спустя королевские фамилии иногда стали родниться друг с другом.

 

Потихоньку, вокруг Пяти Королевств образовывались и другие государства, не входящие в этот Союз. Появились потом Царства Горных и Лесных Гномов, царства Тёмных и Светлых Эльфов, Королевство Вьюг, Змеиное царство, Королевство Драконов. Откуда-то пришли дикие, хотя и малочисленные племена, которые в основном кочевали, хотя и по ограниченным территориям. Волшебные Края и земли вокруг них были наполнены магией и силой. Это притягивало волшебных существ даже из других миров. В лесных дубравах стали встречать озорных фавнов, которые дружили с дриадами. Кто-то из волшебников пригласил пегасов. А в Солнечных Долинах стали встречать единорогов. Далеко на Юге от Волшебных Краёв поселились кентавры, образовав своё царство. Пришли они тоже из другого мира и жили обособленно. А рядом с ними поселились странные сущности, меняющие свою форму, и назвали свою страну Туманные Земли. Говорили, что за ними подтянулись Орки и Гоблины, тоже создавшие свои поселения. Однако с ними пока никто не встречался. Но это было намного позже. И Волшебными Краями, по привычке, называли в основном Пять Королевств.

 

История образования Волшебных Краёв и битвы с чудовищем стала легендой. Каждый сказитель приукрашивал как мог. В основном, конечно, рассказывали про битву. А вот про корону легенд почти не сохранилось. Изредка лишь упоминал о ней совсем уже старый рассказчик. В анналах про корону упоминали ещё реже. И хранилась она в эльфийской сокровищнице под надёжной охраной, но уже практически забытая.

Урфальд 

У́рфальд бродил по сокровищнице. Ему казалось, что он открыл, наверное, тысячи ларцов. Будучи королём, вернее, мужем королевы, он приходил сюда изредка, чтобы выбрать подарок какому-нибудь почётному гостю. Тогда, как и сейчас, он не придавал значения всем этим богатствам, которые столетиями копились в королевской сокровищнице. Золота у него всегда и так было достаточно. А магические артефакты сюда практически не попадали. Именно поэтому Ледяной Утёс не обращает внимания на его каждодневные визиты в хранилище.

 

«Он думает, что его отец тронулся умом. Этот глупец просто уверен, что он самый хитрый. Считает, что всё знает, что может продумать все ходы наперёд. Мой сын, ты ответишь мне за то унижение, которое я пережил. Но час ещё не пришёл. Не всё ещё готово для торжественного момента. И я буду ждать его терпеливо, наслаждаясь каждым шагом, который приближает меня к моей заветной цели.

 

Сын... Да какой он мне сын. Кровь, конечно, моя. Но любил он больше Герне́ю. Хотя слово «любить» не подходит Утёсу. Был привязан, лучше сказать. Гернея его воспитала. Удивительно. Она не рожала его. А любила как родного. Всю жизнь была покорной и покладистой женой. Никогда не перечила. А ради этого ублюдка предала меня, своего мужа.

Если бы мой отец, занимался мною так же, как я занимался своим сыном. Я, любил и уважал отца. Но он меня почти не замечал. Да и кого он вообще замечал. А вот Бо́ргаст дал мне всё. Передал все свои знания, научил упорству, показал тайные места силы. Жаль, что он сошёл сума и погиб.

 

Правда смерть его послужила мне хорошим уроком. Да и жизнь он прожил долгую. Он был, по сути, легендой Волшебных Краёв. Хотя говорить об этом было нельзя. Потому что он был плохой легендой. Вернее, самой ужасной легендой с основания королевства. Но за это я ещё больше уважаю его. Ни одному из его потомков, не хватило духа на что-то подобное. Может быть, я смогу быть достойным своего предка. Тогда я заставлю всю эту страну на коленях вымаливать прощение у моего Учителя. И установлю статую того чудовища, которое мой предок создал вместе с двумя другими смельчаками.  Жаль, что сын мой не захотел довериться мне. Он мелко мыслит. Умеет строить интриги, но не может создавать великих планов. Даже захватив полностью власть в Волшебных Краях, он останется мелким корольком. Хотя, конечно, важности он нагнать умеет. Но вот за это я и заставлю его заплатить. Это будет ему отличным назиданием.